«За "Циклон" по факту никто не отвечал»: в Волжском по делу о трагедии в аквапарке допросили инструктора

Расследования 02.03.2024 09:38
0
02.03.2024 09:38

В Волжском городском суде Волгоградской области накануне состоялся очередной процесс по уголовному делу по факту гибели 13-летнего подростка в аквапарке «XXI век». Как рассказал собственный источник «Высоты 102», в заседании допросили обвиняемого инструктора Данилу Галайду и трех свидетелей защиты. Допрос директора водного комплекса Григория Газаряна снова отложили.  

Руководитель ООО «Город» Владимир Чиков, чья фирма занималась проектированием аттракционов, подробно осветил опыт взаимодействия с аквапарком.   

— Мы работали еще с 1996 года. Они у нас заказали проект аквапарка, гостиницы, ресторана. Мы принимали участие в надзоре. В 2021 году снова появились у нас на горизонте с просьбой восстановить сотрудничество, — заявил первый свидетель. — У них заканчивались сертификаты, попросили изготовить документы. Документация устаревает каждые четыре года, ее необходимо обновлять. Мы подняли архив, стали делать обмеры, изучать аттракционы, затем заключили договоры. Согласно документам, аттракционы считались рабочими до 1 сентября 2025 года. Со стороны аквапарка с нами взаимодействовал некий Беляков. Все 39 аттракционов надо было обмерить и привести в соответствие, чтобы передать информацию в Краснодар в Центр по обеспечению безопасности стационарных и передвижных аттракционов, аквапарков и оборудования детских игровых площадок

По словам Чикова, представители Центра приезжали из Краснодара в Волжский. 

— Проверяли документы, делали замеры, определяли биомеханические риски аттракционов и выдали на каждый свидетельство, вложили их в паспорта, — вспоминает свидетель. — Сертификаты были действительны. Считаю, что аттракционы можно было эксплуатировать до 2023 года. Да, люди из Краснодара делали определенные замечания, но они были устранены. После этого документы передали в Роспотребнадзор для регистрации. Сейчас открыта платформа, и на каждый аттракцион требуется QR-код с информацией и историей объекта. 

Чиков уточнил, что Беляков в аквапарке просто был представителем администрации, с ним решали технические вопросы, а договор заключали непосредственно с собственником Газаряном. 

— Моя фирма занималась только проектированием, вопросы безопасности при эксплуатации аттракционов в нашу компетенцию не входили, — пояснил мужчина. Действительно, мы проектировали аттракцион «Циклон»? Турецкая фирма «Полин» к нам пришла из Москвы с документами. Наша работа заключалась в том, чтобы сделать фундамент, привезти аттракцион на платформу, сделать паспорт. Мы разрабатывали руководство по эксплуатации по состоянию на июнь 2022 года. Шлагбаум там был нововведением, конструктивным изменением не считался. Это дополнительная система, которая, тем не менее, подразумевает площадку для спасателей. После монтажа шлагбаума, обязанности вносить изменения в руководство по эксплуатации не было. Эксплуатант не мог самостоятельно убирать спасателей с площадки. Согласно требованиям, там всегда наверху и внизу должны находиться инструкторы, иначе эксплуатацию аттракциона нужно было остановить.

«В среднем мозг живет 5-6 минут»

Следующим в суде выступил выступил преподаватель ГБОУ ДПО «Учебно-методический центр по гражданской обороне, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности Волгоградской области» Алексей Марченко, который пояснил, что знаком с некоторыми участниками процесса.  

— Знаю Газаряна и одного из спасателей. Остальных не помню, много людей проходит через меня. Я провожу занятия по оказанию первой помощи по защите населения от поражающих факторов оружия массового поражения, по обучению специалистов системы «112». Есть также программа по обучения действиям на воде матроса-спасателя, предусматривающая 16 учебных часов. Я проводил занятия в аквапарке несколько лет назад после ковида и в 2023 году. Инструктаж проводит их руководитель, я организую занятия, включающие лекцию и практику. В обязательном порядке они включают в себя теоретические вопросы оказания первой помощи пострадавшим, отработку на тренажерах, — пояснил свидетель защиты.  

По его словам, он не знал точное штатное расписание аквапарка, и были ли там матросы-спасатели. 

— Договор заключал бухгалтер, я только списки на обучающихся получал. Я не помню, были ли занятия в 2022 году. Курсы у нас проходят каждый год весной, в начале лета до открытия мест отдыха, — отметил Марченко.  

На вопрос, за какой промежуток времени реанимационные мероприятия при утоплении несовершеннолетнего будут эффективными, свидетель ответил так: 

— Как только прекращается дыхание, в мозгу происходит кислородное голодание, клетки отмирают. В среднем мозг живет 5-6 минут, а затем погибает.

«Закрыть аттракцион могло только руководство»

Суд заслушал и показания старшего инструктора водного комплекса Богдана Лысенкова. Свидетель подчеркнул, что устроился в аквапарк в 2019 году по трудовому договору. 

— Я был ознакомлен с должностной инструкцией, все спасатели ознакомлены. Каждый год подписывал инструкцию, но не видел, подписывали ли другие. К посетителям аквапарка предъявлялись некоторые требования. В частности, чтобы они не нарушали правила, следили за своими детьми, — уточнил Лысенков. — В день трагедии я работал. Все как обычно. Подготовка к открытию аквапарка в 8 утра, потом «пятиминутка», на которой присутствовали 14 спасателей. Старший инструктор Галайда и директор всех расставили по местам, и я ушел на свой пост. На тот момент работали четыре поста в «Пирамиде», аттракцион «Циклон», «Четыре горки», «Серпантин», стартовая площадка на вышке и частично аттракционы на улице. 14 спасателей было  достаточно. 12 постов, два всегда подменные, когда уходят на обед и на перекур. Утром в тот день на месте были все спасатели, потом по журналу не хватало четыре человека, то есть функционировали 10 постов. Оператор Руслан Макулов работал в аквапарке с весны 2022 года. Всегда присутствовал на инструктаже. Был ли в день трагедии — не помню. В любом случае, он был в состоянии, если что-то увидел нехорошее, добежать за 10 секунд. Я его знал лично, он отлично работал, все по рации сообщал, даже если резинки для волос в бассейне плавали. В комнату оператора я заходил, изображение на камерах было четкое, все видно. 

Лысенков отметил, что при входе в аквапарк посетителей информировали о правилах поведения: 

— Сразу шла бегущая строка, каждые 30 минут объявление на территории. При входе все расписывались за ознакомление с правилами. Ребенок вообще не мог скатиться с горки, детей не пускают. Они катаются лишь по причине того, что родители им разрешили. Наша функция — предотвращать такие нарушения. В тот день на горке не было инструктора. Лично я там не находился, поэтому не могу достоверно утверждать, катался кто-то или нет. В день трагедии инструктаж проводил Павел Самборский, Газарян присутствовал. Закрыть аттракцион в случае чрезвычайной ситуации могло только руководство, у меня таких полномочий не было. 

На вопрос прокурора, обучен ли Лысенков навыкам оказания первой помощи, инструктор пояснил следующее: 

— Да, конечно. У меня есть удостоверение матроса-спасателя. Обучение проводилось перед каждым открытием сезона, в течение сезона тоже обучали. Вместе со мной учились все, кто работал в 2023 году, ранее не помню. Нас обеспечивали рациями, в том числе и в 2022 году. Телефоны были запрещены. В год трагедии у нас также проводилось обучение. Вроде как люди из МЧС приходили. Рассказывали теорию, что происходит, когда человек тонет, как вытащить правильно из воды, пульс нащупать, отрабатывали навыки на тренажерах. 

«90 процентов штата работали первый год»

Затем свои показания пожелал дать инструктор аквапарка Данил Галайда, который пояснил, что устроился на работу в комплекс еще в 2018 году. При приеме, с его слов, он написал заявление о принятии на работу, а паспорт и медкнижку у него не требовали.

— Как закончил 10-й класс, сразу пошел работать в аквапарк. У меня там друзья были, позвали с собой. Начал работать, когда мне было 17 лет. В аквапарке трудились ребята, кому и по 16 исполнилось. Сначала собеседование прошел, не помню у кого. Спросили, умею ли плавать, боюсь ли высоты. Ответил, что занимался плаванием девять лет. Мне сказали, что могу выйти на стажировку. Все это происходило до открытия сезона. Я убирал бассейн, готовил с утра аквапарк к приему посетителей. После прохождения стажировки предложили остаться у них, я согласился. Когда вышел, мне довели информацию, что в смене не более 15 человек. На тот момент вместо недостающих инструкторов поставили шлагбаум и камеры. Я сразу пошел смотреть, что это. Был обычный инструктаж, числа 17-го, обычная пятиминутка, которую проводил Газарян. Он отметил, что неправильно висят таблички перед спуском с горки, они не соответствуют, их надо менять. Потом он предложил мне быть старшим. Я отказался, — рассказал подсудимый. — 90 процентов штата работали первый год. Не знали, как убрать бассейн, не знали всех постов. Я им помогал. В день трагедии в крытом бассейне я встал на «Серпантин» справа от входа в «Пирамиду», «Циклон» был слева. Алексея Захарова поменял, он пообедал и шел менять меня, я сказал, что не надо. Мы остались вдвоем, я не простоял и 10 минут, подошел Лысенков, сказал, что нужно почистить этот бассейн. Я ответил, что тогда пойду переодеваться и тут мне как раз на телефон позвонил Макулов, мол, ребенок в бассейне. Я бросился туда, там был мужчина с подростком, я схватил ребенка и бегом в медпункт, там мне медик сказала, что делать. Поставил ногу, положили ребенка на колено и стали выкачивать воду, вызвали скорую, позвонили Самборскому. Далее забежал мужчина, который умел оказывать медпомощь, быстро положил мальчика на кушетку. Я вышел встречать экипаж скорой, потом ушел на пост, затем приехали сотрудники следственного комитета. 

Галайда отметил, что фактически в тот день он исполнял обязанности инструктора, которые ему объясняли старшие инструкторы. 

— За время работы были ситуации, когда я замечал, что отдыхающие терялись в пространстве, баловались, я их просто к лестнице подталкивал, меня этому никто не учил. Макулов сообщил мне про подростка по телефону,  потому что раций как таковых не было. В начале сезона их было штук пять, но спустя две недели у них украли зарядки, они висели в бытовке в общем доступе. Мы просто обменялись телефонами. Изначально рации были у старшего инструктора и администратора, со временем все остались без раций, — вспоминает обвиняемый. — Почему после извлечения ребенка из воды принял решение пойти в медблок? Просто машинально, понял, что я здесь ничем не помогу, меня не обучали, куча людей сбегается, а расстояние вроде не такое большое, в течение 10-12 секунд я добежал.

«За "Циклон" по факту никто не отвечал»

На вопрос, могли ли сотрудники аквапарка или спасатели, как-то повлиять на решение руководства по установке шлагбаума на аттракцион, Галайда пояснил следующее: 

— Повлиять нет, но с Самборским был диалог, что шлагбаум не выполняет свою функцию, контролировать людей таким образом невозможно. Он ничего не мог сделать в этой ситуации. Ранее, если человек не умел плавать, инструктор сверху кричал вниз, чтобы об этом знали другие.  На вопрос, почему нет людей, нам говорили, что ищут, но никто не хочет устраиваться. На собрании Газарян нам говорил, что на посту наверху человек стоять не должен, только внизу. Решение о закрытии аттракциона мог принять только Газарян, так говорил Самборский. За «Циклон» по факту никто не отвечал. На нем, как и на половине открытых аттракционов не хватало инструкторов. Газарян никаких шагов на этот счет не предпринимал. Про возрастные ограничения на «Циклоне» я не знаю достоверно, но мне говорили, что на «Циклон», «Свободное падение» и «Серпантин» можно пускать с 18 лет. Ранее это как-то контролировали, потом уже просто поставили шлагбаум. 

Инструктор сообщили, что должностную инструкцию ему довели лишь 26 июня 2022 года после случившегося. 

— Когда приехали сотрудники следственного комитета, Самборский принес бумажки, сказал подписывать. Был такой лист разлинованный, я поставил подпись. Потом мне сказали идти менять ребят, чтобы они ставили подписи. Когда был в ИВС, мне показали должностную инструкцию, договор, где была подпись Газаряна и разлинованный лист с моей подписью, Захарова и еще людей. Ознакомление с инструкцией произошло уже в СК. Кадровика в штате аквапарка не было. Газарян звонил, говорил, что вот новый работник. График выхода людей на смены как таковой отсутствовал. В прошлые годы его вели, можно было отследить, в тот год не было графика вообще. Самборский мало работал, не успел, до него тоже не было, мы не могли знать, кто вышел, а кто должен был и не смог. Нам администраторы звонили и предлагали закрыть смену. Последние два года людей катастрофически не хватало. Раньше все было по-другому. 

Галайда утверждал, что познакомился с Захаровым за 4-5 дней до происшествия. 

— Пришел Газарян, мне его показал, и я ушел на выходные. Я курсы никакие не проходил, не могу знать проходил ли он. В 2022 году перед началом сезона я не обучался в центре, пришел, когда сезон уже был открыт. Навыками оказания первой помощи не владею. По поводу копий удостоверений, что в апреле 2022 года мы вместе обучались с Захаровым, могу пояснить, что первый раз увидел их в судах. На момент трагедии я и Захаров были на посту. Я поменял парня на обед и сам встал на «Серпантин». Это другой пост в противоположной стороне. Мое взаимодействие с оператором Макуловым документально никак не обозначалось, только на словах. Если он видел, что кто-то из посетителей нарушал правила или что-то плавает в бассейне, он сообщал. Я принимал все решения самостоятельно. Мы также с ним обменялись телефонами, потому что не было раций. К нему на пост заходил, про качество картинки на мониторе не помню. Отвлечься в день трагедии я мог, но всегда смотрел за посетителями. За 20 минут до трагедии я доставал девушку с «Серпантина», она потеряла ориентацию в пространстве, я нырнул и вытащил ее.

В прошлом судебном заседании допрашивали сотрудника Ростовского центра судебных экспертиз Андрея Горячкина, пояснившего, что к выводам своих заключений он пришел на основании материалов уголовного дела и протоколов допросов, представленных следствием.

Напомним, директору, исполнительному директору и еще троим сотрудникам аквапарка инкриминируют п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ (предоставление услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья, повлекшее по неосторожности смерть человека). Следствием установлено, что 26 июня 2022 года 13-летний подросток вместе с семьей приехал из Астрахани в аквапарк Волжского. Мальчик скатился с одной из горок в бассейн, где утонул, пробыв в воде семь минут. Никто из спасателей и других сотрудников развлекательного комплекса не обратил внимания на тонущего ребенка. 

Также было установлено, что оператор и инструкторы-спасатели не имели необходимого образования и навыков, в том числе по оказанию первой помощи. Помимо этого, руководитель комплекса и исполнительный директор не регистрировали аттракционы в Гостехнадзоре. Аквапарк «XXI век» уже не раз фигурировал в скандальных историях. В июле 2021 года 12-летний подросток из Советского района Волгограда сломал на водных горках позвоночник. В августе семью Шаумуруновых из Астрахани с сыном-аутистом не пустили в бассейн, мотивируя это соображениями безопасности. Также на водных аттракционах получил травму лица 5-летний ребенок.

Фото: архив ИА «Высота 102»

Есть новости? Пиши и звони в редакцию: +7 (937) 55-66-102
24.04.2024 12:48
0
23.04.2024 20:45
0
23.04.2024 18:52
0
23.04.2024 16:41
0
23.04.2024 15:56
0
23.04.2024 11:46
0
23.04.2024 11:08
0
23.04.2024 06:35
0
22.04.2024 19:31
0
22.04.2024 19:04
0
22.04.2024 16:30
0
22.04.2024 08:37
0
21.04.2024 13:34
0
21.04.2024 07:51
0
20.04.2024 20:53
0