«Следствие превратилось в цирк»: мать погибшего под Волгоградом срочника рассказала об эксгумации, новом потерпевшем и очных ставках

Актуально 23.03.2023 15:29
0
23.03.2023 15:29


В Волгоградской области продолжается расследование уголовного дела по факту смерти 21-летнего срочника из Курска Даниила Радского. Рядового нашли с перерезанным горлом в воинской части № 67968, дислоцированной в городе Котельниково. По факту происшествия Военным следственным отделом СКР по Волгоградскому гарнизону было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 110 УК РФ — доведение до самоубийства. Но, как утверждает мать срочника, за 10 месяцев в деле не появилось никакой ясности, а у самой Любови Нефедовой возникли большие вопросы к следствию.

Жительница Курска рассказала 23 марта ИА «Высота 102» об эксгумации и ее выводах, о новом потерпевшем и очных ставках со свидетелями по делу. Сегодня Любовь Нефедова добивается встречи с главой СКР Александром Бастрыкиным.

Следствие превратилось в какой-то цирк. В декабре была эксгумация. При повторной экспертизе был выявлен кровоподтек на затылке, остальное выявить не представляется теперь возможным, так как вся эта процедура проходила спустя 9 месяцев после захоронения, – рассказала Любовь Нефедова ИА «Высота 102». – На этот кровоподтек следователь Бакучаев естественно не обращает никакого внимания.

В феврале 2023 года мать погибшего срочника, с ее слов, побывала на  личном приеме у заместителя руководителя ВСУ СК России по ЮВО.

Я изложила генералу все свои претензии к следствию, рассказала о том, что следователь все это время рассматривал только версию суицида, но так и не смог ничего найти и доказать – ни суицид, ни убийство, – утверждает мать срочника. – Поэтому я хочу, чтобы дело передали другому следователю и взяли под контроль в Москве. Генерал обещал разобраться, но ничего не изменилось. После этого я заявила ходатайства о проведении очных ставок со мной и с несколькими свидетелями, которых я подозреваю в причастности к убийству моего сына, либо в их осведомленности о том, кто мог это сделать.

Побывала в прошлом месяце Любовь Нефедова и в Волгограде. Здесь состоялась очные ставки с одним из прикомандированных срочников – Ералиевым, а также с командиром батальона, присутствовавшим на похоронах Даниила Радского, и его непосредственным командиром – Мусиным.

На очную ставку с Ералиевым я взяла с собой его предыдущий допрос и в ходе этого следственного действия поняла, что его показания расходятся с тем, что было указано им в прошлом допросе, – говорит женщина. – Он путался в показаниях, однако следователя это абсолютно не смутило.  

– Комбат Мусин вообще отказывался отвечать на любые мои вопросы, ссылаясь на то, что все свои показания он уже давал ранее, – продолжает Любовь. – Вел себя очень агрессивно по отношению ко мне, хотя на похоронах Даниила этот человек просил у меня прощение за то, что не уберег моего сына, рыдал и производил впечатление искренне переживающего человека. Самым  неожиданным для меня стало его высказывание о том, что если я его подозреваю в убийстве сына, то пусть ему официально предъявят обвинение и только тогда он будет давать показания со своим адвокатом. Эти слова и его поведение меня очень удивили, потому что у меня даже в мыслях не было подозревать комбата в чем-то. Все мои вопросы, которые я хотела у него выяснить на очной ставке, касались взаимоотношений между срочниками, так как это должно входить в обязанности командира, как я думала. Оказывается, по утверждению Мусина, он не обязан знать о взаимоотношениях между солдатами и вообще он мне ничего не обязан, даже просто отвечать на элементарные вопросы матери, чей сын погиб в его батальоне. Более того, комбат Мусин обвинил меня в том, что это я довела своего сына до суицида. Он так и сказал: «Еще надо разобраться, что у вас там в семье происходило тогда, почему ваш сын перестал выходить с вами на связь и что такое вы сделали, что он решился на суицид».

С комбатом, говорит Любовь, она прекратила очную ставку по собственному желанию. 

После его слов у меня возникло очень много вопросов, но уже другого плана. Выглядело это так, как будто он и правда в чем-то замешан и виноват. Но, опять же, это только для меня так выглядит, следователь абсолютно ничего странного не видит в поведении Мусина и Ералиева. В волгоградском ВСО я в тот день находилась с 11 часов утра до 19-ти вечера. Все это время следователь Бакучаев разговаривал со мной на повышенных тонах, грубил, заявлял мне прямо в лицо о том, что никакое это не убийство, а суицид, однако когда я предложила ему написать это все на бумаге и поставить свою подпись – он от этого отказался, – резюмирует женщина. 


Перед поездкой в Волгоград, уточняет Любовь Нефедова, ей стало известно удивительное обстоятельство. Оказалось, что спустя 10 месяцев следствия в деле появился еще один потерпевший. Вместо матери следователи назначили таковым биологического отца Даниила. Женщина уверена, что на то нет никаких, даже моральных, оснований. 

Следователь сделал вдруг потерпевшим моего бывшего мужа – Радского А.В., причем сделано это было втайне от меня. Бакучаеву было прекрасно известно о том, что с Радским я развелась, когда Дане было 7 лет и никакого участия в воспитании сына он никогда не принимал. Виделись они раз в год на каком-нибудь семейном празднике – вот и все их общение. Соответственно, Бакучаев понимал и то, что Радскому А.В. особо неинтересен результат следствия, поэтому с таким потерпевшим ему гораздо удобнее, чем со мной, – полагает женщина. – У меня есть запись телефонного разговора, в ходе которого следователь Бакучаев объясняет, как должен себя вести Радский на допросах, что он должен говорить, а главное – ставит под сомнение мое психическое здоровье. 

Отметим, что Любовь Нефедова предоставила данную запись разговора в распоряжение редакции ИА «Высота 102». Озвученные ею факты аудиофайл подтверждает. Однако информагентство не может утверждать, что участниками разговора действительно являются следователь и бывший муж женщины. В случае необходимости редакция готова предоставить файл компетентным органам.  

Когда я была в Волгограде, я уже знала об этом разговоре и сказала Бакучаеву, что справку о своем психическом здоровье я ему могу предоставить в любой момент. Естественно, запись этого разговора я скинула на диск и отправила в личную приемную Бастрыкина с жалобой на следователя и с просьбой о личном приеме. Пока ответа я не получила, – говорит мать погибшего срочника. 

Следующая очная ставка должна была состояться 15 марта. На этот день Любовь Нефедова в Ярославле собиралась пообщаться с другом Ералиева –  Голубевым по месту его жительства. Однако, проделав путь из Курса в Ярославль, осиротевшая мать так и не попала на аудиенцию. 

Мне позвонил Бакучаев, согласовал со мной и с Голубевым дату и время. В ярославском ВСО мы должны были явиться на очную ставку. Я приехала туда, прождала два часа Голубева, но он так и не соизволил явиться. Бакучаев сказал: «Ой, мы не можем дозвониться до него, у него телефон отключен. Вы не ждите, езжайте домой, а мы его будем искать». Я уехала. Голубев нашелся в этот же день в 19.00. И самое нелепое во всем этом фарсе то, что отсутствие на очной ставке Голубева мне объяснили тем, что он якобы потерял телефон, потому не смог приехать на встречу. То есть получается так, что для следователя абсолютно нормально то, что потерпевшая оставляет все – работу, маленького ребенка, дом, едет за свой счет в другой город, а свидетель, который по идее вообще должен быть в статусе подозреваемого, просто не является. И ничего! Подумаешь, что такого? После всего этого я начала писать жалобы везде, где только можно.

Сегодня Любовь добивается, чтобы очная ставка с Голубевым состоялась уже не в Ярославле, а в Москве, где работает мужчина и куда, по ее словам, ей легче приехать из Курска. 

 Из-за некомпетентности следователя и его халатного отношения к своим служебным обязанностям, я вынуждена за него выполнять его работу! Вот так у нас работают следственные органы! – резюмирует женщина. 


Согласно справке из ЗАГСа Котельниковского района, смерть Даниила Радского наступила 17 мая в 21.55 в городе Котельниково. Причиной указаны кровотечение, открытая рана шеи и контакт с острым предметом с неопределенными намерениями. 

Молодой человек призвался в Волгоградскую область из Курска. Попал в Котельниково — в военно-космические силы. За 55 дней до демобилизации тело 21-летнего срочника с перерезанным горлом обнаружили в части, где он служил. 

Дозвониться в военный следственный отдел корреспондентам ИА «Высота 102» не удалось. Мы готовы озвучить позицию следствия. 

Еще по теме: 

Странные совпадения: стали известны новые подробности смерти 21-летнего срочника под Волгоградом

«Я согласна на эксгумацию»: СК возбудил дело после смерти 21-летнего срочника под Волгоградом

«Вернись. Нам с мамой страшно»: жители Курска требуют найти убийц срочника, служившего под Волгоградом

Есть новости? Пиши и звони в редакцию: +7 (937) 55-66-102
16.06.2024 08:02
0
13.06.2024 07:30
0
09.06.2024 19:08
0
04.06.2024 08:36
0
26.05.2024 07:51
0
24.05.2024 08:15
0
21.05.2024 14:47
0
19.05.2024 12:24
0
18.05.2024 17:04
0
18.05.2024 09:01
0
12.05.2024 13:46
0
11.05.2024 13:41
0
09.05.2024 13:27
0
07.05.2024 15:59
0
06.05.2024 13:07
0