В Волгограде мать обвиняют в смерти трехлетней дочери. Выводы следствия и аргументы врачей

Расследования 24.03.2023 06:21
0
24.03.2023 06:21

 

Два года в Волгограде длилось следствие по уголовному делу в отношении Елены М., которую подозревают в причинении смерти по неосторожности своей трехлетней дочери. Малолетний ребенок получил смертельное отравление таблетками феназепама, которые мать оставила в доступном месте. В больнице № 25 девочка провела двое суток, после чего наступила ее смерть из-за отека мозга. Женщина считает, что в гибели дочери виноваты врачи. Следствие склоняется к тому, что всему виной промедление и неумелые действия матери. Корреспонденты ИА «Высота 102» пообщались на условиях анонимности с медиками. Выслушали мы и позицию СК. 

Сразу отметим: расследование уголовного дела в отношении Елены М. в Волгограде уже завершено. Об этом ИА «Высота 102» в ответ на редакционный запрос сообщили в следственном управлении региона. 

Уголовное дело по обвинению лица, чьи персональные данные указаны в запросе (Елена М., – Прим.ред.), в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности), направлено прокурору для рассмотрения вопроса об утверждении обвинительного заключения, проинформировала официальный представитель СУ СК России по Волгоградской области Дарья Буянова. 


Смертельная доза

Тот факт, что трехлетний ребенок 19 февраля 2021 года проглотил таблетки феназепама, не отрицает ни одна из сторон. Мать девочки  признает это обстоятельство, следователи – подтверждают. Вопрос только в том, сколько на самом деле было таблеток. Елена М. настаивает, что их было всего пара штук, у следствия иная версия. 

– В ходе предварительного следствия установлено, что 19.02.2021 малолетняя дочь обвиняемой, находясь по месту жительства, употребила внутрь не менее 4 таблеток лекарственного препарата «Феназепам», которые обвиняемая хранила в шкафу компьютерного стола, то есть в доступном для ребенка месте, что является прямым нарушением инструкции по применению, – говорится в ответе СУ СКР редакции информагентства. – После употребления препарата состояние здоровья малолетней резко ухудшилось, что выражалось в помутнении сознания, нарушении координации, возникновении спутанной речи. Вместе с тем, обвиняемая не сообщила о данном факте в медицинское учреждение, не вызвала бригаду скорой медицинской помощи, а стала самостоятельно оказывать малолетней первую помощь.

Здесь следователи подчеркивают важное обстоятельство – оказывать помощь дочери женщина начала, не имея при этом медицинского образования, а также соответствующих знаний и навыков. 

– Обвиняемая ввела ребенку перорально поочередно не менее восьми стаканов теплой воды с последующим позывом рвоты для освобождения желудка малолетней от содержимого. Затем, обвиняемая все-таки вызвала медиков, которые экстренно госпитализировали ребенка. Между тем, вышеуказанные непрофессиональные действия обвиняемая по оказанию первой помощи своей малолетней дочери явились пусковым механизмом в развитии отека головного мозга, – сообщают в следственном управлении. 

В свою очередь врач больницы №25, куда 19 февраля 2021 года попала трехлетняя девочка, утверждает – феназепам представляет собой сильнейший психотропный препарат, который категорически противопоказан детям. Даже в случае со взрослыми людьми не исключены летальные исходы.  

– Феназепам угнетает центральную нервную систему. Расслабляются мышцы, человек становится сонливым, при передозировке можно впасть в кому, может остановиться сердце, возникнуть паралич дыхательных центров, – рассказывает специалист. – При действии психотропа на мозг ребенка происходит отключение всех органов и систем, потому что мозг все контролирует. Все это приводит к смерти. У детей система ЦНС недостаточно развита, механизмы регуляции не так сильны, как у взрослого человека. 

Медработник отмечает, что феназепам фасуется по 10 таблеток в блистерах, а чтобы выписать рецепт нужно каждый раз идти в поликлинику. 

– Это препарат строгой отчетности, его просто так не получишь. Рецепт выписывается однократно на каждую пачку. Феназепам принимают строго с 18 лет. Для детей прием всех психоактивных препаратов чрезвычайно фатален независимо от веса ребенка. Поэтому таблетки нужно всегда держать в закрытом месте. По инструкции в день можно употреблять шесть таблеток, но не одномоментно. При этом существует такое понятие как восприимчивость. Иногда даже при употреблении терапевтической дозы может возникнуть токсический эффект. То есть, грубо говоря, это похоже на аллергическую реакцию. Человек выпил таблетку и она может быть губительна. У всех разный эффект, здесь угадать нельзя.  

Спасти нельзя помочь

Следователи пришли к выводу, что в отделении токсикологии больницы №25 трехлетней девочке  была оказана квалифицированная помощь, а процесс отека мозга был запущен, по мнению экспертов, еще по месту жительства – когда мать поила и вызывала у ребенка рвоту. 

Со слов матери, заметив, что ребенок стал заторможенным, она взялась промывать дочери желудок так называемым ресторанным способом, – вспоминает сегодня врач Больничного комплекса. – То есть она давала ей обильное питье и вызывала рвоту, что делать категорически нельзя в подобных случаях. Где-то восемь стаканов жидкости оказалось в желудке у трехлетней девочки. 

Специалист убежден: заторможенность девочки, которую еще дома заметила мать, уже свидетельствовала о том, что произошло всасывание препарата. Промывание желудка только усугубило ситуацию. 

Мы не знаем достоверно тот объем жидкости, который впитался в желудок. Опасность промывания детям не специалистами заключается в следующем. Во-первых, при стимуляции рвоты ребенок может просто банально вдохнуть содержимое желудка в дыхательные пути, что практически всегда означает моментальную смерть. Во-вторых, родители для промывания желудка у ребенка используют не холодную, а теплую или комнатной температуры воду. Это грозит тем, что жидкость быстро впитывается у ребенка в сосудистое русло и, если это большой объем, она начинает всасываться, попадает в сосуды, а дальше вся эта вод начинает поступать в клетки головного мозга. Происходит их набухание и отек, что ведет за собой развитие судорожного синдрома. Возможно развитие потери сознания, что несомненно опасно. 


Со всей ответственностью врач заявляет, что на момент, когда девочку доставили в больницу, вся доза смертельного препарата  уже циркулировала в ее организме. Если бы ни манипуляции в домашних условиях, ребенка, возможно, удалось бы спасти.   

– Врачи производят зондовое промывание желудка. В таком случае можно обнаружить вещество и контролировать выход жидкости, которую поместили в организм. Простой пример: если, предположим, мы вливаем 100 миллилитров, то через зонд эвакуируется точно такое же количество жидкости. При рвоте этот процесс невозможно проконтролировать. Если всасывание уже произошло, а мы его стимулируем теплой водой, это приводит к еще большему негативному эффекту, – поясняет врач.   

Роковое промедление 

В ответе на редакционный запрос в СУ СКР не уточнили, через какое время за ребенком приехали врачи и сколько ехала бригада скорой помощи. Сотрудник больницы №25 утверждает, что на такой случай есть строгий регламент для медиков. 

– Такие случаи относятся к категории экстренных вызовов. Есть установленные нормативы. Ребенка привезли в комплекс, согласно этим временным рамкам, хотя мать ребенка утверждает, что экипаж скорой ехал к ней не меньше часа, – вспоминает доктор. – Когда ребенка привезли в больницу, часть жидкости удалось вывести. То есть из желудка эвакуировали тот объем, который мог в дальнейшем всосаться. Через зонд вывели около 200 миллилитров.

При этом врач подчеркивает, что все симптомы, с которыми был доставлен ребенок, указывали на то, что таблетки были приняты за час-два до вызова.  

– Девочка была у мамы на руках. Женщина отмечала, что ее дочь не может сама встать на ножки, но это значит, что с момента попадания в организм препарата прошло явно приличное количество времени. Феназепам начинает действовать через час или два. Моментально всосаться он не может. При этом подчеркну, что доза делает феназепам ядом. Чем она больше, тем быстрее может наступить токсический эффект. Поэтому очень важно понять, в какой именно момент девочка приняла таблетки, сколько их было и, как быстро мать ребенка это обнаружила, в какой момент решила вызвать скорую помощь. Из объяснений мамы непонятно одно: она сначала вызвала скорую и начала промывать желудок, или она начала промывать желудок, поняла, что это не помогает, и лишь потом позвонила врачам.   

После того, как девочку с мамой привезли в комплекс, малышку тут же обследовали. У ребенка было нормальное давление для ее состояния, пульс, частота дыхания. Это утверждают медики. После эвакуации оставшейся в желудке воды, был произведен забор  анализов. Затем ребенка перевели в отделение острых отравлений, где ей были назначены капельницы.

– Капельницы необходимы для того, чтобы быстрее вывести химическое вещество из русла кровотока с целью убрать интоксикацию. Все вещества, которые вводились, вся последующая терапия были согласованы со специалистами научного московского центра имени Пирогова, – заявляет врач. – Капельница никак не могла усугубить состояние ребенка. Но не стоит забывать, что в токсикологи не всегда при проведении терапии может сразу наступить положительный эффект.


Необратимый процесс 

По словам матери, вспоминает доктор, через 4,5 часа после капельниц у ребенка начались судороги. Женщина якобы позвала врача, которая сказала, что это нормально и ребенок просто засыпает. Затем, по рассказам волгоградки, у девочки стал опухать палец, после чего ребенка забрали в реанимацию.

– Опухание пальцев не характерно в подобных случаях. И почему именно палец? – задается вопросом врач. – Судороги начались у девочки спустя 4-4,5 часа после поступления в больницу. На обходе дежурный врач зашла в палату и обратила внимание, что у девочки кожа стала бледной с синевой, также отмечались судорожные подергивания мышц. Ребенок на тот момент уже находился в угнетенном сознании. То есть она еще могла реагировать на внешние раздражители, на сильный окрик, но при этом не отмечалось ухудшение параметров давления, пульса, дыхания, поэтому врач сразу взяла ребенка и перевела в реанимацию, не дожидаясь каталки. Реанимационные мероприятия в палате могут проводиться только в случае остановки дыхания или сердца. На тот момент таких состояний зафиксировано не было, а для дальнейшего наблюдения и более интенсивной терапии ребенка поместили в реанимационное отделение. 

В реанимации, как уточнил специалист, куда ребенок поступил уже в вечернее время через пару часов после нахождения в палате, была продолжена инфузионная терапия, то есть ставились капельницы, был поставлен центральный катетер. 

Мать ребенка считает, что смертельная патология развилась из-за отсутствия оттока жидкости из организма, так как ее дочери не поставили катетер для отвода лишней жидкости еще в обычной палате.  

– Установка катетера не является первостепенной задачей. Да, контроль объема мочи происходит, но постановка катетера происходит по показаниям и в основном это делают при реанимационных мероприятиях. На момент поступления в больницу у ребенка не было состояния, требующего внимания реаниматологов, – констатирует медик.  

Ребенок пробыл в больничном комплексе с 10.00 утра 19 февраля до 21 февраля 2023 года. Смерть наступила около часа ночи. 

В ходе расследования в нескольких экспертных учреждениях назначен и проведен комплекс судебно-медицинских экспертиз, согласно выводам которых причиной смерти ребенка явилось сочетание токсического действия препарата «Феназепам» и кардиомиопатии на фоне эндокринной дисфункции, сопровождавшихся водно-электролитными нарушениями и приведших к отеку головного мозга (то есть от токсического действия таблеток, которое осложнилось отеком головного мозга, который был вызван промыванием желудка), – такой вывод содержится в материалах уголовного дела. 

– Врачи всегда переживают, когда умирают такие маленькие пациенты. У них нет задачи сделать хуже, есть задача спасти. Гибель ребенка – всегда большое горе. Но как эти таблетки оказались там, где их быть не должно? – задается вопросом доктор. – Какие-то лишние минуты уже будут играть роль. Ведь нам доподлинно неизвестно точное количество таблеток, которые оказались в желудке у погибшей девочки. Феназепам это не яд, от которого есть противоядие: ввели – и все. Это совместная работа врачей, препараты, которые вводятся, внутренние резервы организма. Главное — время, доза и метаболизм отдельного пациента. Врач лечит, но он не Бог. Повторюсь, что никто, кроме мамы девочки, не знает правды, сколько было в действительности таблеток и когда она вызвала скорую. 

Доктор говорит, что на его памяти это далеко не первый случай отравления феназепамом в схожей возрастной группе, однако летальных исходов не было.  

Поступают дети и всегда существует риск. Все зависит от времени, когда препарат попал внутрь организма и от правильности действий при оказании помощи. Нормальная реакция родителей – вызов скорой. Ни в коем случае не нужно промывать желудок самостоятельно. Единственное – можно дать сорбенты типа активированного угля, чтобы прекратить всасывание препарата, и максимально быстро вызвать врачей.  

Есть новости? Пиши и звони в редакцию: +7 (937) 55-66-102
21.06.2024 19:11
0
21.06.2024 15:19
0
21.06.2024 12:22
0
20.06.2024 19:02
0
20.06.2024 12:22
0
20.06.2024 10:47
0
20.06.2024 10:38
0
20.06.2024 08:45
0
19.06.2024 16:45
0
19.06.2024 16:10
0
19.06.2024 13:03
0
19.06.2024 12:28
0
19.06.2024 10:54
0
18.06.2024 18:33
0
18.06.2024 16:23
0