Поджигали и отбивали почки: 18-летний контрактник из Волгограда провел 34 дня в украинском плену

Актуально 10.06.2022 20:01
0
10.06.2022 20:01

 

«Заставляли говорить на украинском», «поджигали и морили голодом», «инсценировали расстрелы» — именно так описывает 34 дня в пыточных СБУ контрактник из Волгоградской области Егор Долганов. 18-летний военнослужащий на третий день спецоперации по защите Донбасса попал в украинский плен. 

В начале апреля военного обменяли, и Егор вернулся домой. О страшной пыточной в Киеве, боевиках «Азова»* и жизни после плена — в материале ИА «Высота 102».   



«Страшно умирать? Страшно?!»  

В мае Егору исполнилось 19 лет. Для своего возраста он непривычно серьезен. О днях, проведенных в плену, поначалу говорит неохотно. Вспоминая о пыточной в Киеве, невольно начинает перебирать наручные часы. 

— Служил в Волгоградской области. Первый контракт подписал после пяти месяцев «срочки». Я наводчик-оператор БМП-2. Мне нравилось возиться с техникой. Знал машину от и до, — рассказывает Егор. 

По словам контрактника, в плену он оказался на третий день после начала спецоперации по защите Донбасса. 

— Нас атаковали с воздуха. Разбили колонну. Мы спешились и дали бой. Начали вести огонь по вертолету. Потом поняли, что отстали от колонны. Было уже темно. Решили переночевать в лесопосадке, чтобы утром найти наших. Потом встретили украинские войска. На их стороне был численный перевес и нас взяли в плен, — вспоминает волгоградец.

Далее началось самое страшное: примерно через час за ними приехали сотрудники СБУ, уточняет Егор.

— Нам завязали глаза и стали издеваться, давить психологически. К моей голове приставляли дуло автомата и я слышал щелчки затворов. Сбушники все время повторяли: «Страшно умирать? Страшно?»  

Затем плененных российских солдат отвезли в Киев. Военнослужащих ждала пыточная, которую сотрудники СБУ между собой называли «спортзал». 

— Здесь, как я потом понял, людей помещали в карантин на 10 дней. Пытались «сломать». Мы лежали с завязанными глазами, нас морили голодом, отбивали почки, поджигали. Одному из пленных подожгли бушлат, хотели отрезать ухо только за то, что он нерусский. Очень плохо относились к чеченцам, дагестанцам. Моего товарища избили так, что он обмочился. Все стены в «спортзале» были в крови. Когда утром просыпался, мне удавалось немного сдвигать повязку с глаз. В этот момент я старался запоминать, что было вокруг, — рассказывает военнослужащий. — Я слышал разговоры тех, кто над нами издевался. Нас охраняли азовцы*. 

Заставляли учить гимн Украины 

Егор подробно рассказал о пытках и каждодневном распорядке в киевских застенках. Особое удовольствие боевикам «Азова»* доставляло психологическое насилие. 

— Они запрещали нам говорить «спасибо», нужно было отвечать «дякую». Заставляли учить гимн Украины. Кормили нас раз в день вечером: две ложки риса и хлеб. Постоянно избивали. После четырех дней в «спортзале» я начал падать в голодный оброк. Меня ударами снова приводили в чувство и заставляли подниматься, когда играл украинский гимн, — говорит бывший пленный. — Гимн крутили каждый день. Еще часто включали запрещенную в России песню, оправдывающую убийство российских солдат. Им [боевикам «Азова»*] это приносило особое удовольствие. 

Каждый день в «спортзал» привозили по два-три новых человека. Помимо бойцов российской армии, среди пленных оказывались и гражданские лица. 

— Нам не разрешали двигаться. После ночи все затекало, но просто так перевернуться на другой бок было нельзя. Каждый спрашивал разрешения у азовцев. Разрешали не всегда. Однажды нам привезли бойца. Сказали, что он русский и якобы убил мирного жителя. Сказали попрощаться с ним, а потом увели. Больше его никто не видел. 

«Угрожали, что в случае отказа убьют»

Сразу после пленения Егора Долганова в соцсетях стали появляться видео с его участием. Военнослужащего заставили очернить своих сослуживцев и проводимую спецоперацию. 

— Самое первое сняли, когда меня привезли в здание СБУ. Направили автомат, рядом поставили ноутбук с написанным текстом. Его нужно было зачитать. Угрожали, что в случае отказа просто убьют, — говорит контрактник. — Потом еще снимали. Надо было оскорблять нашего президента, призывать российских солдат бросать оружие и сдаваться, рассказывать о якобы убийствах нашими войсками украинских детей. Рассказывать, что Россия — враг, ее ненавидит весь мир. 

Скотч на глаза, пакет – на голову

Егор рассказывает, что первые два дня в плену он даже и не рассчитывал на скорый обмен. Волгоградец признается, что в те часы он думал о том, что над ним сначала поиздеваются, а потом непеременно убьют.

— Когда с нами записали видео, и оно появилось в Интернете, у меня появилась небольшая надежда, что все-таки обмен состоится.  

Егор рассказывает, что пленные всегда перемещались между тюрьмами с завязанными глазами. Военный из Волгограда побывал в нескольких застенках — в Виннице, Николаеве, Запорожье.   

— Обматывали глаза скотчем или пакет на голову натягивали. Едешь и не понимаешь куда. Я себя отвлекал от разных нехороших мыслей тем, что слушал разговоры боевиков, считал повороты по пути от здания к зданию. Любой новый переезд начинался побоями, а закончиться мог…, — 19-летний парень отводит взгляд и закуривает. 

О предстоящем обмене волгоградский контрактник узнал от своих истязателей. Ночью пленных резко подняли и сказали собираться. 

— Всех «подорвали», начали выводить по тройкам на улицу. Нас самых первых выдернули. Когда шли, азовцы*, которые сидели в «спортзале», сказали нам: «Ну что, меньше будете говорить, поедете домой». После этого я понял, что, скорее всего, в этот раз повезут на обмен. 

«Стараюсь не вспоминать эту историю»

Егор помнит, как ему стало не по себе, когда он услышал звуки работающего самолета, на котором бывших пленных перемещали в госпиталь. 

— Услышал этот звук – и сразу в голове картина: вертолет, обстрел нашей колонны. Лететь было не по себе. Некоторые даже пили успокоительное, чтобы уснуть, — говорит военный. — Сам госпиталь в Москве располагался недалеко от аэродрома. У нас один пвошник никак не мог свыкнуться с шумом взлетающих самолетов, не мог спокойно переносить эти звуки.

Волгоградец утверждает, что по возвращении ему очень помогла поддержка семьи и друзей. Хотя, как признается Егор, иногда все же снятся кошмары.

— Стараюсь не вспоминать эту историю, — говорит он.

* Батальон «Азов» — запрещенная в России экстремистская организация. 

Читайте также: 

«Пытки и постановочные видео»: плененный на Украине сержант из Волгограда рассказал о зверствах СБУ

Избиения, голод и уроки украинского: волгоградский контрактник провел месяц в пыточных СБУ 

Есть новости? Пиши и звони в редакцию: +7 (937) 55-66-102
Поделиться
07.07.2022 13:24
0
05.07.2022 09:57
0
03.07.2022 11:05
0
30.06.2022 07:29
0
29.06.2022 09:15
0
27.06.2022 19:12
0
18.06.2022 07:52
0
16.06.2022 19:30
0
15.06.2022 06:55
0
05.06.2022 14:02
0
04.06.2022 05:37
0
30.05.2022 18:42
0
27.05.2022 17:41
0
25.05.2022 18:00
0
23.05.2022 21:00
0