Борис Титов: «Без мощного среднего класса демократические институты в стране работать не будут»

Политика 02.04.2010 10:09
0
02.04.2010 10:09

В Волгограде прошло расширенное заседание регионального отделения общественной организации «Деловая Россия». На нем было подписано соглашение о сотрудничестве между предпринимателями и администрацией области. Поучаствовать в заседании приехал руководитель «Деловой России» Борис Титов. Нам удалось встретиться с ним и задать несколько вопросов о нынешней работе организации.
 
– Борис Юрьевич, какова роль «Деловой России» в политических и партийных процессах, которые сегодня протекают  в стране, и влиянии на исполнительную власть?
– Роли «Деловой России» в формировании партийных процессов нет никакой. «Деловая Россия» – это общественная организация, планы и задачи которой – отстаивать интересы бизнеса, бизнеса не сырьевого, а перерабатывающего и достаточно небольших компаний. Мы сегодня представляем интересы малого и среднего бизнеса в секторе перерабатывающей промышленности, сельского хозяйства, легкой промышленности, информационных технологий. Экономика сырьевая и перерабатывающая совершенно разные вещи. От этого и разный объем инвестиций, и внимание государства к этим отраслям. От этого идет и построение государственной политики, которую призывают слезть с сырьевой иглы, чего на самом деле не происходит. Страна продолжает становиться все более сырьевой. Этот сектор экономики у нас успешно развивается и крепнет, что видно и в кризис, где за последний год обрабатывающий сектор потерял 3% от доли ВВП. Сырьевой сектор, наоборот, увеличил. Решения, которые принимаются на уровне федеральных властей, также  напрямую зависят от развития сырьевого сектора. Например, последнее решение о социальном налоге и о страховых взносах напрямую создает ему более выгодные условия.
«Деловая Россия» защищает несырьевой сектор нашей экономики, но не влияет на политические процессы. У нас нет инструмента, который называется партия для участия в выборах. Мы в нашей работе ориентируемся не на электорат. Мы формируем мнение нашего сектора общества для выстраивания отношений с государством в прямом диалоге. Наша задача – наладить конструктивные способы взаимодействия, чтобы нас слышали и слушали. Наш инструмент –  не общественное мнение, не голоса на выборах, а прямые постоянные контакты с государством, с властью.
– Все хотят сегодня быть услышаны. Какого же уровня должен быть диалог с властью, чтобы он принес результат?
– Уровень «Деловой России» – это встречи с президентом, это постоянные контакты с председателем правительства, экономическим блоком министерств и ведомств. К примеру, на одной из последних встреч с президентом  мы ставили вопрос о том, чтобы сделать более либеральным экономическое уголовное законодательство. В результате президент внес в думу новый пакет документов, включающих в себя предложения от «Деловой России». У нас есть еще один лоббирующий инструмент – депутаты, члены «Деловой России». В составе нашей организации семь депутатов Государственной думы, есть представители в Совете Федерации, председатели и заместители председателей комитетов.
Используя инструмент «Деловой России» предприниматели выстраивают диалог с властью, то есть лоббируют интересы изнутри. Но когда мы видим, что лодка, в которой мы все вместе сидим, плывет не туда, начинаем использовать свои инструменты. К примеру, мы категорически против увеличения ЕСН – социальных страховых выплат. Тут мы совершенно обоснованно начинаем применять уже партийные инструменты, которые лоббируют наши интересы уже извне. Это использование общественного мнения, электората, для того, чтобы извне влиять на власть, пытаться изменить те решения, которые нас не устраивают. Поэтому мы и начали «Правое дело», начали общение с другими партиями, кроме «Единой России» как партии власти.
 
– «Правое дело» по-прежнему находится в системном кризисе или обстановка уже стабилизировалась?
– Действительно, с «Правым делом» как то не заладилось. Мы начали ее как партию демократического толка, которая нужна в стране. У бизнеса потребность в ней есть однозначно, да и не только у бизнеса, а у людей думающих, профессионально подготовленных, которые думают не только о «завтра», но и хотели бы предвидеть и влиять на «послезавтра». Ведь чем отличается правая партия от левой? Вместо того чтобы думать как правильно потратить, она думает о том, как правильно заработать. Вот такую партию нам надо. Поэтому мы и пошли в «Правое дело». К сожалению, мы натолкнулись на проблемы, которые изначально предвидели. И они заключаются в том, что есть разные типы либералов. Есть либералы из 90-х, а есть либералы, которые думают, о будущем и считают, что в 90-е было допущено больше ошибок, чем правильных решений. Либералы 90-х не готовы признать ошибки  ни в каком виде. Они считают, что тогда была реальная демократия,  свобода, развитый рынок. По их мнению, надо просто вернуть время назад и снова оказаться в 90-х, тогда все будет хорошо. У нас же совершено противоположная точка зрения. Мы в 90-е годы занимались бизнесом и понимаем, что было допущено много ошибок, что на самом деле настоящего рынка не было. И демократии настоящей не было. Это был симбиоз советского строя с капитализмом и одновременно криминальным влиянием. То есть некий криминально-социалистический капитализм, что назвать нормальным демократическим обществом нельзя. Кричать на улице «Свобода!» – это не значит иметь ее, и иметь возможность применять влияние власти на  принятие решений. Мы считаем, что нужно строить новую демократию, новый капитализм у нас в стране. 
«Правое дело» может измениться, если возобладает разум. В принципе, он уже возобладал. Принято решение о созыве съезда партии. Дата уже определена. И я надеюсь, что на этом съезде будет принято решение, чтобы у партии был один лидер, который провозгласит свой путь развития. Если он покажется нам правильным, мы его поддержим, если нет – мы уйдем.
 
– Каким вы видите электорат партии?
– Я очень просто отвечу – вижу людей с образованием. Потенциальный наш электорат – это те, у кого есть высшее образование и те, кто хочет это образование получить. Это огромная группа людей – более 15 млн человек у нас в стране. Это люди, которые имеют достаточную квалификацию, чтобы понять не только что будет завтра, но и что будет послезавтра. В этой группе, конечно, есть более активные и менее активные. Я считаю, что самые активные это те, кто связан сегодня с нашим средним бизнесом, не завязанным на власти и тех 40-50 олигархических компаний, которые не очень заинтересованы в демократии. Они решают свои вопросы. А в тысячах других компаний, которые работают в других секторах, не сырьевых, как раз то и создалась демократия естественным путем для того, чтобы защищать собственность. Демократия – это прежде всего институт защиты собственности, собственности миллионов людей и сотен тысяч компаний, которые не могут решить этот вопрос напрямую с властями. Для этого должен быть некий институт, который может работать для всех.
Вторая группа, которая бы нас поддержала – это менеджмент. Сегодня это огромное число людей, с высокой квалификацией, которые работают  в менеджменте различный компаний, но прежде всего частных. Их зарплата не зависит от государства, она зависит от того, насколько успешно компания будет зарабатывать деньги. У этих людей совершенно другая психология, психология частного западного управления. Многие из них работают на иностранные компании. Они не хотят терять свою свободу. Они не хотят остаться в закрытом государстве и потерять возможность общаться, выезжать за границу. Они не хотят терять возможность получать высокую заработную плату. Вот это   вторая и главная часть нашего электората. И, конечно же, мы ориентируемся на интеллигенцию, тех людей, которые хоть и получают деньги от государства, но, тем не менее, не хотят зависеть от государства напрямую.
 
- Я понимаю, как только партия структурируется и пойдет основной программный посыл, то уже вы сможете влиять и на другие электоральные настроения?
– Конечно. Почему партия «Правое дело» сегодня не может претендовать на роль лидирующей? Почему партией власти может быть только такая партия, как «Единая Россия»? Потому что основная часть электората у нас «левые». Сегодня основная часть людей у нас голосует за левые настроения, за распределение нажитого. Наша партия нацелена на другое. Я сейчас буду оперировать законами рынка: чем уже у тебя аудитория, тем больше эффективность продаж. Чем лучше, ты знаешь свою аудиторию, тем больше у тебя шанс получить большой процент голосов. Пусть сегодня ты и не победишь на выборах, но ты говоришь с электоратом на их языке. Ты не даешь пустых обещаний, и они тебе верят.
 Победит правая партия на выборах только тогда, когда у нас реально образуется средний класс общества. Когда средний класс станет не абсолютным большинством в обществе, но настолько сильным, чтобы создать массовую электоральную самостоятельность, чтобы привлечь других людей. Тогда будет возможность претендовать на победу. Поэтому мы и говорим, что партия «Правое дело» должна стать партией конструктивной оппозиции. Пока этого не произошло.
Мы не будем, и не можем сегодня говорить о революции.  Потому что если призывать людей выходить на улицы, у нас не то что не будет капитализма, мы откатимся к феодализму. Мы слабее, чем Советский Союз, и  идеологически, и финансово. И если будут катаклизмы, то Россия развалиться. Поэтому мы считаем, что нужно выстраивать конструктивный диалог. Сегодня все заинтересованы в том, чтобы модернизировать страну. А план модернизации может родиться только в конструктивном диалоге.
 
– Один из важных аспектов демократии – это свободное общество. Не говорю о правоохранительных органах, говорю о судебной системе. Вы выстраиваете диалог с исполнительной властью, но последнее время мы видим, что судебная система не совсем адекватно реагирует на бизнес-процессы. Какую оценку вы можете этому дать?
– Судебная система – это не главный приоритет для бизнеса. Суды у нас коррупционные и политизированные, которые существуют с самого начала перестроечного периода. Никогда они не были у нас независимыми и справедливыми. Более того, сейчас они даже немного лучше, чем они были раньше. В 1998 году, когда  все бросились развиваться, наступил Ренессанс российского бизнеса, было выгодно производить. В 2000 году мы показали самые высокие темпы роста в перерабатывающем секторе экономики. И никого не волновала ни судебная система, ни то, что существует административное давление, коррупция. Я хочу сказать то, что может быть, вы не услышите от либералов и демократов – судебная система станет независимой и справедливой только тогда, когда будет достаточный уровень развития конкуренции и рынка. Экономика первична. Это производительная сила. Если будет запрос на справедливую и независимую судебную систему, то она станет независимой и справедливой. Сегодня запроса нет. Сегодня так мало компаний, нет конкуренции на рынке. То же самое и с избирательно системой. Все ведь кричат, что выборами манипулируют. Но ведь все дело в неразвитой  законодательной основе. Поэтому, пока нет мощного среднего класса, рассчитывать на то, что демократический институт будет работать эффективно, не стоит. Но я не говорю, что надо бросить строить демократию, развивать справедливую судебную систему. Это надо продолжать делать, и делать постоянно...
 
- Вы с оптимизмом смотрите в будущее. Или у вас есть какая-то тревога?
– Я как бизнесмен стараюсь думать о практической стороне вопросов, а не об эмоциональных элементах. Мне кажется, что у нас есть ряд позитивных факторов, которые создают потенциальную возможность для очень быстрого роста и есть негативные факторы, которые препятствуют этому. Позитивные факторы готовы абсорбировать для нашей страны огромное количество инвестиций, потенциальный рост в нашей экономике заложен. У нас огромный внутренний спрос за счет нефти. Просто из импорта его надо переориентировать на внутренне производство, и он даст первый толчок для того чтобы модернизировать и диверсифицировать экономику. Это один из главных позитивных моментов, но есть и другие. Есть хорошая структура полезных ископаемых, есть хорошие образованные трудовые ресурсы, есть креативность, которая поможет развить инновацию. Но у нас сырьевая экономика. У нас мышление социальной стабильности, а не развития. В этом-то все и дело… Нужно переориентировать мышление руководства страны. А общество должно помогать влиять на эту переориентацию. Сегодняшняя власть дошла до понимания необходимости изменений. После 90-х мы жили в 2000, в той стране, которая называлась «восстановление» и «наведение порядка». Восстановление было эффективным. Была обеспечена социальная стабильность в стране. Но сегодня мы понимаем, что с позитивными процессами шли и некоторые негативные.
 В стране создался мощный слой бюрократии, который сегодня стал очень коррумпированным, и власть понимает, что так дальше развиваться уже нельзя. У нас возник в глазах призрак застоя, который был в советские времена. Бюрократия препятствует развитию. Поэтому пошли разговоры о модернизации и инновации. Власть понимает, что надо двигаться вперед, и это является главным позитивным моментом, который может изменить ситуацию в стране. Если на это хватит политической воли и сил у руководителей, есть надежда, что  модернизация у нас состоится. 
Комментарий

Председатель волгоградского регионального отделения общественной организации «Деловая Россия» Роман Созаруков
 
Соглашение между администраций Волгоградской области и региональным отделением «Деловой России» стало лишь формальной стороной наших давних, конструктивных взаимоотношений с нынешним главой региона Анатолием Бровко, - считает председатель волгоградского регионального отделения общественной организации «Деловая Россия» Роман Созаруков. – С момента его назначения мы увидели как изменилось отношение к бизнесу. Нас стали слышать, слушать и многое делать для поддержки  бизнес-сообщества.
 
Сопредседатель волгоградского регионального отделения «Деловой России» Андрей Куприков
 
Подписание данного соглашения – это то, к чему мы шли пять лет, и что стало возможным только при новой команде областной администрации. Анатолий Бровко и сам бывший производственник, долгое время курировал работу с предпринимателями, поэтому он реально в теме и насущно понимает вопросы бизнес-среды, - говорит сопредседатель волгоградского регионального отделения «Деловой России» Андрей Куприков.–  Члены «Деловой России» теперь получают возможность выходить со своими вопросами напрямую на областную власть. А региональная власть в свою очередь заручается поддержкой своих инициатив на федеральном уровне со стороны высшего руководства «Деловой России».

 

Есть новости? Пиши и звони в редакцию: +7 (937) 55-66-102
27.05.2024 18:14
0
22.05.2024 18:01
0
21.05.2024 11:43
0
15.05.2024 06:43
0
14.05.2024 22:21
0
14.05.2024 17:47
0
13.05.2024 20:21
0
12.05.2024 21:58
0
10.05.2024 17:14
0
10.05.2024 15:04
0
10.05.2024 10:10
0
07.05.2024 13:01
0
25.04.2024 11:19
0
16.04.2024 11:26
0
15.04.2024 16:16
0