Главный клинический фармаколог России, ректор Волгоградского государственного медицинского университета Владимир Петров:«Поставку зарубежных лекарств на наш рынок лоббируют чиновники всех уровней»

Главное
Газетный киоск 18.12.2009 13:11
0
18.12.2009 13:11

В нашей стране болеть – дорогое «удовольствие». К сожалению, многие россияне убедились в том на своем печальном опыте. Ведь  любой визит в аптеку в случае, если недуг все же одолел, обходится в копеечку.  За выписанные врачом лекарства порой приходится отдавать по несколько тысяч рублей, а у пожилых людей на таблетки и пилюли уходит едва ли не вся пенсия. И вряд ли кто-то из нас задумывался, почему доктора чаще выписывают  дорогие импортные препараты, а не отечественные аналоги этим дорогим препаратам. Может, потому, что всем нам внушают: на своем здоровье экономить нельзя? Но факт остается фактом --  на нашем  «нездоровье» зарабатывают  миллионы и даже миллиарды…
Можно не брать в пример дорогостоящие операции и другие процедуры, ведь даже на обычной простуде фармацевтические компании делают состояния. Насморк, температура – и вот мы уже бежим в аптеку, подгоняемые бесконечной рекламой на телевидении о профилактике ОРЗ. И если раньше народ полагался в основном на народные методы лечения, то теперь без приема иммуномодулирующих и противовирусных препаратов, оказывается, никуда уже не деться. Ну а потом, после визита в аптеку, мы открываем кошельки и видим, что приличная часть зарплаты осталась в этой самой аптеке. И это в лучшем случае. А пенсионеры зачастую вообще не  могут позволить себе позаботиться о своем здоровье, зная, что тех крох, которые платит им государство, на это никогда не хватит. Импортные препараты им уж тем более  не по карману.
Получается, что лекарства в нашей стране дороже жизни? Может, это слишком категоричное утверждение. Но никто не будет отрицать, что ситуация, которая сложилась на российском фармацевтическом рынке, настораживает не только потребителей лекарств, но и руководство  отрасли здравоохранения. Помочь разобраться в этом жизненно важном для всех россиян вопросе мы попросили главного клинического фармаколога России, ректора Волгоградского государственного медицинского университета академика РАМН Владимира Ивановича Петрова.
Вопрос: Владимир Иванович, импортные лекарства сегодня фактически полностью захватили российский фармрынок. Насколько ситуация запущена и почему это произошло?
Ответ: Да, действительно рынок российских лекарств на 82% (для основных нозологий) состоит из зарубежных препаратов. Более того, за последние 15 лет в нашей стране утрачено производство даже субстанции для производства своих лекарств.  Поэтому эти субстанции мы покупаем за рубежом, а здесь уже в силу своих возможностей делаем из них  таблетки. Причем производим свои лекарства  на оставшихся развалинах фармацевтических предприятий.
Классический пример: перед вами сидит человек, который участвовал вместе со своими коллегами и соратниками в разработке многих препаратов на основе бишофита. Эти препараты   оказались на порядок эффективнее и   дешевле, чем аналогичные израильские препараты из солей Мертвого моря. Ведь основное действующее начало в бишофите – это магний, без которого  сердце работает хуже, без которого плохо сокращается поперечная полосатая мускулатура в организме человека. Но парадокс: мы не смогли запустить  наши препараты в промышленное производство, несмотря на то, что даже создали специальную программу «Российский магний». Почему так произошло? Зарубежные производители препаратов из солей Мертвого моря, по всей видимости,  смогли здесь кого-то заинтересовать своей продукцией. Да так «заинтересовали», что даже для изучения в нашем университете и НИИ фармакологии свойств  бишофита нас просто «вежливо» не допускают к сырью. Поэтому, если говорить о лекарственной безопасности нашего отечества, то я могу  не скрывая сказать, что большинство схем поступления зарубежной фармацевтической продукции  коррумпированы. И за этим стоят чиновники разных уровней.
В: Есть ли какой-нибудь разумный выход из сложившейся ситуации?
О: Выход есть почти всегда и из любых ситуаций. Первым  шагом, который  мы сделали под руководством министра Татьяны Алексеевны Голиковой, было создание     нового списка жизненно-важных лекарственных препаратов, которые государство обязано финансировать, выполняя свои гарантии перед гражданами.  Зачем он нужен? Когда-то ветеранам войны в нашей стране давали по малолитражке «Ока». Конечно, лучше было бы давать по «Жигулям», а еще лучше  по «Мерседесу». Но страна не может потянуть такие траты  и раздать каждому по иномарке.  Жить надо по средствам. Мы же имеем реальную возможность обеспечить всех нормальными, эффективными и более дешевыми лекарствами и спасти определенное количество жизней. Ведь Россия с Украиной – на последних местах в мире  по уровню  смертности, по заболеваемости, продолжительности и качеству жизни. Поэтому лучше дать понемногу и всем. Для нашей страны нужен обязательный список лекарств,  который будет обязателен к исполнению всеми лечебными учреждениями. Причем независимо от статуса больницы – пусть это будет  районная или  столичный  научно-исследовательский  институт. Ведь, не да Бог,  с вами случился инфаркт где-нибудь в командировке, и все 10 наименований антиишемических препаратов обязательно должны оказаться в наличии даже в деревенской больнице! В противном случае за отсутствие этого набора должны ответить.
Это, своего рода, новые правила игры. Прежде они диктовались зарубежными фармфирмами, после визита представителей которых в российских больницах начинали закупать импортные препараты.
Мы решили создать некую систему противостояния этому явлению: возродить службу, специалисты которой в регионах должны принимать решение по поставкам  лекарств. В каждом регионе должен быть такой специалист -- с одной стороны, относительно независимый, с другой – профессионал. Это должен быть врач, который бы обладал знаниями не только в области медицины,  но и в менеджменте. Кроме того, он должен отчетливо понимать, что такое  фармакоэкономика, то есть как дешевле, но эффективнее лечить. Пока это удается. Порядка семидесяти  регионов России уже обзавелись такими специалистами. Окончательно же перечень жизненно важных и необходимых лекарственных средств будет утвержден в 2010 году.
В: Кроме обновления списка жизненно важных лекарственных средств, насколько нам известно, ведется и работа на законодательном уровне?  Так, существует  проект новогов закона «Об обращении лекарственных средств».  В чем будут заключаться изменения?
О: Мы со своими коллегами участвовали в создании нового закона. И я рад, что в его последний  вариант вошли все наши поправки. Могу сказать, что этот вариант закона  жесткий. И это вызвало возмущение  столичных бизнесструктур, которые  привыкли  зарабатывать на здоровье наших граждан. Схемы всем прекрасно известны,  поэтому нет смысла повторяться.
Закон уже начали рассматривать в Госдуме. Работа предстоит большая, поскольку изменения коснутся ряда пунктов.
Например, будет ужесточен контроль за проведением клинических исследований. Ведь из России зарубежные  фармакомпании фактически сделали полигон для испытания незарегистрированных лекарственных средств. Примером тому может служить и Волгоградская область, где в 2007 году на детях незаконно были проведены клинические исследования комбинированной вакцины. Последствия оказались плачевными – у некоторых детей возникли осложнения. Виновные так и не были наказаны. Кроме того, новый закон предусматривает обязательную регистрацию и лицензирование БАДов, чего не было раньше.
В: Сейчас очень много споров ходит вокруг отечественного инсулина, его качества. В одном из телевизионных интервью вы сказали, что ампулы с нашим инсулином давят тракторами. Больной сахарным диабетом человек, которому не всегда вовремя выдают положенный  ему по закону бесплатный инсулин, вряд ли это поймет.  С какой целью это делается?
О: Отечественный инсулин уступает импортному лишь по нескольким позициям. Но он выполняет свои задачи по лечению  и не менее эффективен. Если обратиться к цифрам, то на отечественном фармарынке доля импортных препаратов для лечения диабета составляет 96%, а отечественных – всего четыре. Опять же,  нашлись дельцы, которые намеренно создали искусственный дефицит, чтобы государство вложило средства в зарубежный препарат.
В: Так ли верно утверждение, что все импортное – это лучше, чем отечественное? Какие из последних достижений отечественной фармакологии  вы можете назвать?
О: Уже существует  несколько уникальных отечественных разработок – это, повторюсь, отечественный инсулин, гормон роста и целый класс противовирусных препаратов, таких как анаферон, арбидол, ингаверин. Так, например, эффективность анаферона, в изучении которого мы принимали участие, была проверена во многих регионах России, где было достаточно смертей от осложнения свиного гриппа. После того как туда были отправленоы отечественной компанией «Материа Медика» бесплатно  десятки тысяч упаковок препарата, эпидемия пошла на спад. 
Между тем, на днях в британской газете вышла статья о том, что импортный препарат «Тамифлю», созданный для лечения гриппа,  не предупреждает развития пневмонии. А знаете, сколько было потрачено средств на его закупку в разных странах за несколько месяцев этого года?  Несколько  миллиарда долларов. О какой нравственности здесь вообще может идти речь?
В: Владимир Иванович, как вы видите возрождение отечественной фармакологии?
О: Конечно,  необходимо вкладывать средства и готовить кадры. Кадры мы можем подготовить сами. Даже на нашем региональном уровне это вполне можно сделать, поскольку мы имеем мощную клиническую базу. Волгоград – это единственный город, где в структуре медицинского вуза есть научно-исследовательский институт фармакологии, а также профессиональные  химики-аналитики, химики-синтетики. Мы изготавливаем  свои лекарства, проводим доклинические исследования субстанций на животных, то есть проводим всю научно-исследовательскую работу. В нашем регионе даже институт токсикологии есть.
Осталось только наладить производство. Ведь когда-то в Волгограде существовала фармфабрика, и ее должны были передать  университету.  Но в итоге ее продали москвичам. Хотя мы тогда даже приобрели суперсовременную  таблеточную линию, которая  не используется по сей день. Сейчас у  нас есть свое маленькое производство в университете НИИ фармакологии, но в основном  там делаются средства гомеопатии.
В: Сегодня большинство россиян лечатся теми лекарствами, которые советуют им принимать в рекламных роликах. Как вы считаете, это нормальное явление?
О: Конечно же нет. Это безнравственно. Я считаю, что реклама медицинских препаратов должна быть лишь в специализированных изданиях, как это и есть в данный момент за рубежом. Нельзя рекламировать даже витамины, тем более – БАДы. Когда-то мы с моим коллегой создали большую энциклопедию биологически активных добавок, где на тысяче страниц дали подробную информацию по каждой из них. Тираж этой книги странным образом быстро исчез из книжной торговли.  Значит, подлинные сведения о БАДах для кого-то, а точнее, для их бизнеса,  оказались нежелательными…
В: Владимир Иванович, о том, что сегодня фармацевтическая промышленность нуждается в той самой модернизации и поддержке,  говорят и на самом высоком уровне – в правительстве, в администрации президента. И очень хочется верить, что вслед за этими заявлениями последуют конкретные шаги. Но правительство далеко, а когда человек попадает в больницу, а ему там говорят, что лекарств для его лечения нет, ему-то что делать?
О: Когда человеку говорят в больнице, что на лекарства нужно четыре тысячи рублей, предположим, это вся пенсия человека, это незаконно, я уж не говорю о том, что это антигуманно. Решать эту проблему нужно борьбой с коррупцией в этой сфере, применением жестких законов. Другого выхода нет…
 

Поделиться
04.12.2019 18:07
0
08.11.2019 11:02
0
23.09.2019 08:29
0
29.08.2019 11:10
0
12.08.2019 09:59
0
26.07.2019 12:45
0
23.07.2019 15:15
0
23.07.2019 12:27
0
18.07.2019 08:56
0
03.07.2019 11:02
0
25.06.2019 10:24
0
20.06.2019 08:48
0
19.06.2019 17:27
0
10.06.2019 13:01
0
30.05.2019 11:43
0
Реклама