Валерий Явецкий: кто и зачем топит «Красный Октябрь»

Газетный киоск 01.12.2017 11:30
17160 51
01.12.2017 11:30



Валерий Явецкий, бывший генеральный директор волгоградского металлургического комбината «Красный Октябрь» обратился в редакцию газеты «Новые Известия» и заявил, что владелец комбината Дмитрий Герасименко преднамеренно и целенаправленно доводит завод до очередного банкротства и остановки. Поводом для встречи с журналистами стала недавняя пресс-конференция Герасименко, который утверждал, что предприятие работает и динамично развивается, а претензии к нему со стороны силовых органов беспочвенны. Далее ИА «Высота 102» приводит в сокращении материал «Новых Известий», вышедший под заголовком «Валерий Явецкий: кто и зачем топит «Красный Октябрь».

По мнению Валерия Явецкого, который много лет отдал предприятию и не может оставаться равнодушным к тому, что происходит на нем, "Красный Октябрь" пора спасать. О том, какая ситуация на предприятии сегодня наш разговор с Валерием Явецким.

Валерий Александрович, что стало причиной вашего обращения к нам в редакцию?

Причиной обращения к вам стала недавняя пресс-конференция, которую дал Дмитрий Герасименко. На ней он и нынешний генеральный директор комбината Игорь Сизов рассказывали о том, что предприятие «динамично развивается», но ему мешают, потому что на владельца организована травля, а он — типа честный бизнесмен. У меня другая оценка того, что происходит на предприятии сегодня и последние несколько лет.
На самом деле эта пресс-конференция - отчаянная попытка Герасименко создать «информационную прикрытие» реальным процессам, которые происходят на ВМК и, возможно, оказать давление на правоохранительные, надзорные органы и власть. Попытка переложить ответственность «с больной головы на здоровую», сказать, что в проблемах предприятий виноваты власть и правоохранительные органы, а не собственник и руководство предприятия. Откровенная ложь.
Я много лет отдал предприятию. С 2014 по 2017 годы работал генеральным директором. Знаю и производство, и коллектив. К сожалению, хорошо знаю самого Герасименко. Со многими бывшими коллегами, которые продолжают работать на комбинате, продолжаю общаться. Хотя многие из них не охотно идут сегодня на контакт, ситуация в коллективе нервная, люди напуганы. Для Герасименко люди — никто. «Быдло» - это самое безобидное, что можно слышать от него в адрес рабочих.
Я по-прежнему переживаю за это по-настоящему уникальное производство, за людей которые пока ещё работают на нём. После увольнения решил не высказываться, думал, может как-то всё разрешиться, да и больно было говорить про родной завод правду. По тому, что сейчас происходит, по тому, что пытаются обсуждать люди в коллективе, в его руководстве, после того, что наговорил из-за границы Герасименко – понял, нужно разговаривать, пользуясь своими знаниями, своим опытом объяснить людям, что на самом деле происходит, кто в этом виноват и что может быть. Нужно, чтобы все знали о том, что происходит с нашим некогда великим комбинатом.

О чем нужно знать? Что вас беспокоит?

Сегодня ситуация такова, что государственный оборонный заказ на стратегически важном предприятии может быть не исполнен, а волгоградским заводам (ныне АО ВМК КО и АО ВМЗ КО) предписана судьба «БВК» и других предприятий, тысячи сотрудников заводов могут в одночасье оказаться на улице без работы, а власть будет вынуждено, как всегда, спасать и предприятие и людей. Но пока это случится, Герасименко будет продолжать незаконно обогащаться, продолжая обкрадывать государство, наращивая убытки предприятия.

Чем вы аргументируете это утверждение?

Об этом говорит информация, о которой мне рассказывают бывшие коллеги. Уничтожается производственная база заводов. В настоящее время идёт демонтаж и режется на металлолом уникальное станочное оборудование, непосредственно задействованное в производстве спецстали для нужд ВМФ; часть оборудования уже демонтировано и вывезено с предприятий. Планируется перенос оборудования, предназначенного для выпуска стволовой продукции в интересах МО РФ, что делать категорически нельзя, так как однозначно ухудшится качество продукции. Полностью остановлено техническое перевооружение и строительство новых, в том числе ранее уже начатых, производственных объектов. Новые термические печи, предназначенные для высокотемпературного нагрева металла вывозятся на Златоустовский электрометаллургический завод, который, кстати, я утверждаю это, приобретён на средства, которые заработал «Красный Октябрь», мы заработали — волгоградские металлурги. С точки зрения экономической целесообразности он реально был не нужен. Сегодня для меня очевидно, что его покупка — это только один из способов вывода средств.
Предприятие до сих пор не выполнило экологические требования, предъявленные к нему в связи с проведением ЧМ по футболу. Не осуществлён монтаж оборудования по газоочистке. На это нужны заёмные средства - 1,5 - 2 млрд рублей. Но ни один банк не кредитует предприятие, у которого владелец находится в розыске, а имущество и акции арестованы. Но вообще Герасименко и не собирался ставить это оборудование. Необходимую проектную документацию для монтажа даже не готовили! Осознанно разрушается уникальный кадровый потенциал производства. За этот год по указанию Герасименко уволены (кого-то сократили, кого-то принудили к увольнению) сотни квалифицированных специалистов в области металлургического и машиностроительных производств. При этом заработная плата работников заводов снизилась. С декабря 2016 года по октябрь 2017 года численность работающих на АО ВМК «Красный Октябрь» сократилась с 5200 человек до менее чем 4000 человек; на АО ВМЗ «Красный Октябрь» численность менее чем за год сократилась с 1100 до 800 человек. Сокращение персонала заводов продолжается.
Часть людей, возможно, найдут себе применение — наши специалисты могут быть востребованы на возрождающемся алюминиевом комбинате, на площадке Химпрома и других старых и новых предприятиях. Но часть — уже не вернутся ни на комбинат, ни в профессию. Причиной моего увольнения, кстати, стало то, что я отказался выполнять требование Герасименко по массовому увольнению рабочих. Я до последнего пытался остановить его, объяснял, что нельзя этого делать. Сокращение квалифицированных специалистов уже привело к тому, что с апреля 2017 года прекращены все виды ремонтных работ по поддержанию опасных производственных объектов. В том числе в цехе производства изделий для нужд ВМФ, что уже привело к срыву сроков гособоронзаказа. Что это, как не осознанная диверсия?
Даже перспектива стать фигурантом ещё одного уголовного дела — уже о срыве госообронзаказа — не способна обуздать алчность Герасимова. (статья о срыве госооборонзаказа недавно появилась в УК по инициативе Президента).
О целенаправленных и системных действиях по доведению предприятий до очередного банкротства и их последующей остановке говорят также факты о финансовой деятельности заводов. За три года дебиторская задолженность составила порядка 5,7 млрд рублей. Налицо схема, в которой деньги выводятся за границу и оседают на счетах «беглого олигарха» через торговый дом «Красный Октябрь» и аффилированные компании, которым предоставляются длительные отсрочки, что приводит к тотальным неплатежам.
Спрос на продукцию на рынке есть, по отдельным сортам стали, которые производятся на заводе сегодня, спрос повышенный, продукция производится и продаётся, но деньги за неё на предприятия не возвращаются, а у предприятий копятся долги. Задолженность за отгруженный на экспорт металлопрокат составляет более 900 млн рублей, долги за электроэнергию, металлолом, ферросплавы и вспомогательные материалы превысили 1,5 млрд рублей. Это явные признаки того, что средства не будут возвращены.

Но зачем все это нужно собственнику? Зачем разрушать производство?

Надо понимать то, как получилось, что акционерным обществом «Волгоградский металлургический комбинат Красный Октябрь» владеет швейцарская компания Red October International, единственным акционером и бенефициаром которой является бывший гражданин Украины Дмитрий Герасименко. Он завладел предприятием в результате реализации «мутной схемы» при осуществлении процедуры банкротства завода и последующей цепи перепродажи активов предприятия своим подконтрольным коммерческим структурам. Этим сегодня занимаются как раз правоохранительные органы.
Главное следственное управление МВД подозревает Дмитрия Герасименко в растрате кредита в 65 млн долларов, а волгоградские следователи проверяют его на причастность к незаконному выводу активов на 6,2 млрд рублей в ходе процедуры банкротства завода «Красный Октябрь» - волгоградский металлургический завод, на базе которого создан вышеуказанный одноименный комбинат. Герасименко прибрал заводы путем мошенничества. И не собирался изначально его развивать. Цель была одна — максимальное обогащение до тех пор, пока это возможно. Понимал, что правоохранительные органы все равно за него возьмутся. Но шел можно сказать на осознанный риск уголовного преследования изначально. Цель — огромные деньги - оправдывает средства.
Очень важным во всей истории с Красным Октябрем может быть еще один факт. В прессе проходила информация о том, что бывший гражданин Украины Герасименко может быть связан и вообще действует в интересах скандально-известного украинского олигарха Коломойского, у которого есть аналогичное предприятие на Украине. Если это так, то становится понятно, зачем собственнику или тому, кто за ним может стоять, надо разрушать предприятие. В лучшем случае, уничтожает конкурента.
Любые попытки остановить разрушение предприятия и вывод ресурсов с него просто не в интересах того, кто называет себя собственником. Тем более, если реальный собственник — Коломойский, а Герасименко уготована роль зиц-председателя Фунта. История с «Красным Октябрём» выявляет в этой связи одну системную проблему. В случае, когда собственник предприятия не намерен развивать производство, а наоборот намеренно разваливает его, пилит на металлолом уникальное оборудование и продаёт его, когда собственник скрывается за границей, власти, правоохранительным и надзорным органам сложно вмешиваться в оперативную деятельность предприятия, вести хоть какой-то конструктивный диалог с руководством.
Так, к сожалению, у нас устроено, - собственник долго может прикрываться законом и бегать от правосудия. Да, сегодня «Красный Октябрь» пока работает. И существующее положение вещей может ещё сохраняться какое-то время. Но где гарантия, что завтра, например, Герасименко не захочет остановить производство, и выгнать сотрудников на улицу, например, накануне выборов президента (где гарантия, что в его воспаленном мозге не родиться такая идея), ну, чтобы оказать давление на правоохранительные органы и власть таким образом? Выводил же он коллектив уже на митинги в 2015 году, пытаясь надавить таким образом тогда на власть. Что помешает ему это сделать ещё раз? Будет использовать судьбы работающих людей для шантажа и провокации, чтобы дестабилизировать ситуацию.

Что необходимо сделать на ваш взгляд, чтобы спасти предприятие?

Необходимо возвращать предприятие под российскую юрисдикцию. Я уверен, что власть и правоохранительные органы справятся с этим. Я очень этого хочу. Мы наблюдаем целый ряд заведенных уголовных дел и арестов, как в ситуации, например, с задержанием руководителей строительных организаций, которые своровали деньги дольщиков. Есть уверенность, что и ситуация с «Красным Октябрём» получит своё развитие. Воры и мошенники будут пойманы и получат положенное по закону, а предприятие и его коллектив сохранятся и будут работать. Я вижу, как губернатор относится к промышленному комплексу Волгоградской области. У нас перед глазами то, как исправилась ситуация с алюминиевым заводом — фактически перезапустили производство, набирают сотрудников, какие перспективы появились по развитию площадки Химпрома. Это стало возможным прежде всего благодаря усилиям губернатора. Я рад, что и алюминиевый завод и Химпром получили импульс к развитию, возрождаются.
Надежда на самом деле только на губернатора. Знаю, он серьёзно обеспокоен ситуацией на комбинате. Делает все, чтобы не допустить остановки комбината, чтобы люди не остались на улице. Надо отдать ему должное, ещё в 2015 году, когда он приезжал к нам на комбинат, общался с коллективом, он уже предвидел возможное развитие событий, то, свидетелем чего мы сегодня являемся, говорил, что Красный Октябрь надо возвращать под российскую юрисдикцию, что он идет не туда, что экономическая ситуация у предприятия ухудшается, что проблемы будут множиться, мы подробно тогда обсуждали с ним это.
Я, надо сказать, не до конца тогда был согласен с губернатором, не верил, что Герасименко ведёт ситуацию к тому, о чем мы говорим в этом интервью. Понимание стало приходить позже, в процессе того, что я видел своими глазами. С позиции сегодняшнего дня я могу сказать, что, увы, губернатор во многом уже тогда был прав. Тогда мы не верили, а теперь понимаем, что фактически с завода выводились средства, решались задачи не развития, а совсем иные. А Герасименко, между прочим, очень сильно тогда сопротивлялся проведению той встречи губернатора с коллективом, фактически препятствовал ей. Понимал, наверное, что Андрей Иванович просчитал и ситуацию, и самого Герасименко уже тогда. Именно с губернатором сегодня я связываю разрешение ситуации с «Красным Октябрем».

Полностью материал «Новых Известий» можно прочитать здесь

Поделиться
Популярное по теме
30.07.2018 10:00
Газетный киоск 30.07.2018 10:00
14085 18 Обсудить
0
22.07.2018 04:57
0
18.07.2018 08:37
0
16.07.2018 14:50
0
01.07.2018 09:39
0
30.06.2018 11:32
0
29.06.2018 17:56
0
29.06.2018 12:56
0
28.06.2018 10:44
0
27.06.2018 09:15
0
23.06.2018 07:39
0
22.06.2018 22:23
0
21.06.2018 11:48
0
21.06.2018 09:53
0
20.06.2018 11:30
0
Реклама